» » Недооцененный рубль

Недооцененный рубль


В самом начале февраля впервые более чем за восемь месяцев официальный курс доллара к рублю опустился ниже отметки 30 рублей за доллар. Напомним, что пробой именно этой отметки - только уже не сверху вниз, а наоборот - во время девальвации рубля в мае прошлого года спровоцировал всплеск предсказаний дальнейшего, еще более глубокого обесценивания российской валюты. Но прогнозы пока не сбылись, и рубль практически полностью отыграл потери, понесенные прошлой весной, несмотря на то что вечные изъяны отечественной экономики никуда не делись. И сейчас, когда стоимость нефти смеси Brent уверенно закрепилась выше отметки 110 долларов за баррель, весьма вероятно дальнейшее укрепление рубля.

Рублей не хватает

Уточним, что после покорения «тридцатки» ударом сверху вниз рубль отступил. Так, уже 6 февраля официальный курс доллара к рублю был установлен Банком России на отметке 30,12 рубля за доллар. Однако побед рубля это отступление, скорее всего тактическое, не отменяет. В конце концов, российская валюта больше двух месяцев дорожала почти безостановочно, а потому некоторая передышка вполне естественна. А что же дальше? Есть ли силы и повод для нового наступления?

Подсказкой, как всегда, служат цены на черное золото. После почти полугодовой стагнации-коррекции стоимость барреля марки Brent (а экспортируемая из России нефть стоит практически столько же, сколько эта смесь) вновь стала расти. В начале февраля цена превышала 116 долларов за баррель. Учитывая силу рыночного импульса (на нее и указывает прорыв из затянувшейся консолидации), она вполне может достичь уровня в 120-125 долларов за баррель. Обратим внимание, что в 2011 году, когда сорт Brent котировался в диапазоне 110-120 долларов за баррель, за 1 доллар в России давали около 28 рублей. Такие же цены на нефть в начале 2012-го удерживали стоимость доллара в интервале 29-30 рублей. Что касается евро, то его курс к рублю составлял в тех случаях около 40 и 39 рублей за евро соответственно. Напомним, что 6 февраля нынешнего года этот показатель равнялся 40,78 рубля за евро.

Как видим, чисто технически, в рамках наверстывания упущенного, у рубля есть потенциал укрепления хотя бы на 3%. С фундаментальной точки зрения для этого нет препятствий. Во всяком случае, появления «лишних» рублей, которые могли объяснить рост цен на товар под названием «иностранная валюта», мы не наблюдаем уже много-много месяцев. За 2012 год денежная масса в России (так называемый агрегат М2) поднялась всего на 11,9%, притом что ВВП страны в номинальном выражении прибавил 11,7%. То есть монетизация экономики не увеличилась. Между тем в условиях России, в которой, как и в других развивающихся странах, финансовая система находится в подростковой стадии формирования, рост денежной массы вровень с номинальным ВВП де-факто означает дефицит денег. И не абстрактных денег, а именно рублей. Лучшим свидетельством такого дефицита служат очень высокие по сравнению с инфляцией ставки по кредитам и депозитам, о чем в последние месяцы все чаще говорят экономисты.

Тем временем в конце января стало известно, что баланс ФРС США (это объем активов, которые накопил американский регулятор, скупив их на рынке у правительства и частных финансовых институтов для поддержания их кредитоспособности) впервые в истории превысил 3 трлн долларов. Таков результат очередного крутого витка количественного смягчения, наблюдающегося с конца осени прошлого года. Кстати, примерно с того же времени Банк Японии начал закачивать в мировую финансовую систему иены в огромных количествах, чтобы повернуть вспять тенденцию к укреплению этой валюты.

Аппетитная логика

На этом фоне сравнительно жесткая монетарная политика российских финансовых властей просто не может не привести к укреплению рубля. Интересно, что, согласно опубликованному в конце января журналом The Economist индексу Биг Мака, рубль является одной из самых недооцененных валют, если сравнивать его с другими по паритету покупательной способности (ППС). Напомним, что в этом индексе справедливым (правильным, равновесным) считается такое соотношение валют двух стран, при котором выравниваются цены, выраженные в одной из валют этих стран, на идентичные наборы товаров и услуг. The Economist в качестве эталонного мирового товара выбрал Биг Мак. Так вот, по этой «аппетитной» методологии, по состоянию на 30 января рубль был недооценен по отношению к доллару на 44,5% (справедливым был бы курс в 16,70 рубля за доллар), к евро - на 50,3% (20,27 рубля). А самыми недооцененными выглядят южноафриканский ранд и индийская рупия.

У индекса Биг Мака всегда было много критиков, доказывавших, что нельзя сопоставлять стоимость пусть одних и тех же товаров, но в странах с разным уровнем жизни. The Economist учел данное обстоятельство и стал публиковать индекс, скорректированный на показатель ВВП на душу населения. Рубль оказывается заметно недооцененным и в этом случае: к доллару - на 17,6%, к евро - на 31,8%. Заметим, что и МВФ считает рубль существенно недооцененным с учетом ППС. По расчетам этой организации, равновесным является курс в 24,22 рубля за доллар, что почти на 20% ниже фактического текущего курса. Теоретически курс валюты, определяемый на основе ППС, служит долгосрочным магнитом для фактического рыночного курса. С учетом чисто технических факторов, о которых говорилось в самом начале, это означает, что в перспективе как минимум ближайших кварталов рубль заметно предпочтительнее и доллара, и евро в качестве валюты сбережения.

P.S. Якщо стаття була Вам корисна, поділіться будь ласка їй в соціальних мережах, понатискайте на кнопочки нижче.

    

Комментарии -
0